Люди с Фолклендских островов

На рассвете я прошел небольшое расстояние от своего домика до пляжа в Слоновьем Углу. Количество морских слонов тут превосходит даже количество морских львов. Два или даже три человека могут поместиться во весь рост, лежа один за другим вдоль тела морского слона, если конечно слоны позволят им осуществить этот рискованный поступок. Морские слоны выглядят почти доисторическими. Они лежат, фыркая, почесывая свои животы ластами и обсыпая себя песком. Два слона хлопают друг друга по шее больше часа, а за ними из воды выглядывают плавники касаток.

Если вы вежливо попросите своего пилота, он, возможно, опустит самолет чуть ниже над водой, чтобы вы смогли лучше разглядеть китов. Это одна из привилегий, предоставляемых авиа-сервисом правительства Фолклендских островов своим клиентам. На борту такого самолета чувствуешь себя, как на борту местного маршрутного автобуса, благодаря наличию пассажиров, путешествующих от одного острова к другому.

Стефанс-порт является самой большой фермой в западном Фолькленде, символизируя бесконечность простой жизни, хотя современная жизнь угрожает спокойствию этих мест. Прежде чем зайти на посадку, пилот связывается по рации с Анной и Питером Робертсонами, чтобы, на всякий случай, предупредить их увести стадо из 11 тысяч овец с посадочной полосы. Семья Питера поселилась на острове в 1908 году, когда продажа шерсти была единственным серьезным видом прибыли на острове.

«За все время жизни на острове, я покидал свою ферму, возможно, только один раз в году», говорит он. В старые времена поставщики продуктов добирались до острова на лодках и продавали свои товары на пристани, расположенной в нескольких шагах от передней двери моего дома. Но сейчас, фермы связаны с Фокс Бей дорогами. Путь занимает около трех – четырех часов. Прежде чем на острове появились телефоны в 1980-х годах, отдаленные населенные пункты связывались с окружающим миром по радиосвязи. Благодаря этой связи между фермами, не смотря на расстояние, организовалось сообщество. «Даже если вы никогда не увидите собеседника вживую, вы будете знакомы с ним по радио», сказала Анна.

Прогулка по острову Стивенса

Скалы и мысы вокруг Порта Стивенса создают один из самых драматичных пейзажей на острове. Взбираясь на холм, чтобы лучше рассмотреть колонию пингвинов – скалопрыжников, я обнаружил, что овцы являются одними из самых пугливых существ на всех Фолклендских островах. Даже осторожные движения вызывают у них ужас, и они начинают убегать в болота. Возвращаясь на ферму, я увидел открытые загоны, в которых были тысячи овец. Сын Робертсона, Пол, входя в загон, выглядит, как акула, от которой во все стороны расплывается косяк рыб. Анна и второй пастух сбивают овец в более узкий круг, чтобы Пол смог закрыть ворота и провести овец к месту, где их будут стричь.

Остров Каркас

Когда жители Стенли хотят отдохнуть, они совершают часовой перелет на остров Каркас на западной окраине Фолклендских островов. В некотором смысле, это место означает для местных жителей то же, что сами Фолклендские острова означают для всего мира: на краю карты, где процветает дикая природа, и где через некоторое время после прибытия, вам становиться неуютно. На Каркасе нет крыс и высоких кочек, что делает его райским местом для птиц.

Роб и Лорейн МакГилл владели островом около сорока лет, и во время своего правления построили здания с красными крышами, защищенные частоколом и кипарисами. Раньше они жили на острове Львов, а этот остров казался им слишком плоским после западных островов, где они оба выросли, и куда стремились вернуться.

«Каждый день пролетает как одно мгновение», говорит Роб. «Я не страдаю от скуки». С Броком и его колли, на своих каблуках, он взобрался на холм за домом, где находится пастбище для его скота. С большим терпением он загнал скот обратно в загон, отделяя телят и намазывая некоторые поврежденные вымя коров лечебной мазью. Нет лучше дня, чем день, проведенный на воздухе, наблюдая за заливом Порта Паттисон и островами, рассеянными за ним. Пейзаж, кажется, полон возможностей.

Я спросил Роба, не было ли у него когда-нибудь соблазна взять лодку и совершить путешествие вокруг острова. «Если я отправлюсь кататься на лодке, кто же сделает за меня мою работу?», ответил он. Ферма Роба находится на расстоянии в семь миль он ближайшего соседа на западе — острова Поинт.

Фолкленд

МакГиллы ремонтируют дороги, по которым ездят на своих Лэнд Роверах, чтобы предотвратить разрушение. Роб высадил меня на северной оконечности острова возле скелета умершего кита. Белые кости и хрупкие части усов, цвета темного янтаря, лежат среди скал, поросшие шафраном и желтым лишайником.Фолклендские острова.

Где-то на берегу я услышал громкий рык, который говорит о наличии морского слона где-то неподалеку. Я остался на некотором расстоянии от услышанного звука и заметил три пары глаз, наблюдающих за мной.

Любознательная, похожая на орла, птица каракара – редкий гость на большинстве островов, где ее называют Джони Рук. Дам официальный совет – держитесь на почтительном расстоянии от диких животных. Трудно следовать этому правилу, когда кто-то из представителей дикой природы решил попробовать ваш бутерброд, или прицепился к вашему рюкзаку, или просто сел вам на голову.

Вернувшись в поселок, я отправился обедать в компании 10-ти человек. Одной из них была Джоржина Стрэндж, обитательница островов Фолькленда. Она остановилась на Каркассе, возвращаясь домой на еще более отдаленный остров Нью. Заповедником острова частично управляет ее семья. Она со своими друзьями готовила распространённые здесь крекеры, чтобы завтра взять их с собой в пятичасовую дорогу, в которую они отправятся следующим утром. Джорджина будет оставаться на острове Нью шесть или семь месяцев подряд, работая над своим проектом сохранения. Продукты ей будут поставлять каждые шесть недель. «Дикая природа – это правильно», говорит она. «Хотя я скучаю по походам в кафе и покупке журналов».

Поколения назад, шерстяной бизнес островов пришел в упадок, и население стало медленно уменьшаться. Но сейчас, после окончания всех войн, островитяне гордятся своими успехами в восстановлении дикой фауны островов. По своей природе, Фолклендские острова непредсказуемы и могут преподнести жителям много неприятных сюрпризов, но местные жители готовы к этому. Джорджина жила и в Великобритании и в Австралии, но сейчас, как и многие другие молодые выходцы с Фолькланда, она вернулась на родину.

«Я думаю, что нужно некоторое время пожить где-нибудь еще – в этом нет ничего страшного. Но я бы сказала, что 90 % людей возвращаются обратно. Это происходит по большей части из-за желания быть свободным. В больших городах хорошо, но жизнь из-за наличия большого количества правил начинает раздражать. На моем острове каждый день происходит кое-что действительно интересное, даже если это событие очень незначительное».